Главная » Статьи » Семейная психология » Отношение к любовнице в былые времена. О другой женщине. Письма незнакомке. Андрэ Моруа.

Отношение к любовнице в былые времена. О другой женщине. Письма незнакомке. Андрэ Моруа.

 

Письмо  первое 

Другая  была ещё невидима,  а вы уже  догадывались  о её существовании.      Когда у вашего мужа появилась  Другая. "Что это с ним  такое?-- думали  вы. -- Он не тот, что прежде". До  сих пор  он по вечерам рассказывал  вам,  как  провёл  день;  ему  нравилось  приводить  множество подробностей  (мужчины  любят порассказать о себе);  он сообщал вам о своих планах  на  завтрашний  день. Мало-помалу его ежевечерние  отчёты сделались несколько туманными. Вы начали замечать в его времяпрепровождении непонятные  перерывы. Впрочем, он и сам сознавал уязвимость своих объяснений. Он только вскользь упоминал о тех или иных часах, путался. Вы ломали себе голову: "Что же он хочет скрыть?"      Вы  полагали, что после  десяти лет замужества хорошо  его изучили. Вы знали, чем он интересуется:     службой, политикой, спортом, немного живописью  и нисколько литературой и  музыкой.

 

Теперь же он охотно  обсуждал  книжные  новинки.  Вдруг   небрежно спрашивал: "Есть ли у нас романы Стендаля? Я  бы с удовольствием перечитал их". Но вы-то знали,  что он их ни разу не читал. Прежде столь равнодушный к вашим туалетам,  он вдруг  стал спрашивать: "Почему ты  не  носишь платья из набивной материи? Они так нарядны". Или же говорил: "Постригись короче. Эти конские   хвосты  уже  вышли  из  моды".  Даже  его  политические  взгляды переменились,  он начал терпимее относиться к передовым воззрениям. О любви он заговорил теперь как-то  странно и необычайно пылко, о браке же отзывался довольно цинично. Словом, вы перестали узнавать его. Вскоре последние сомнения  рассеялись.

 

Под некогда твёрдой почвой ныне струился поток. Другая была  тут. Но  кто  она? Вы старались представить  её себе, мысленно воссоздать её облик, используя те  сведения, какие  ваш муж, сам того не желая, сообщал вам каждый день. Она, должно быть, молода, хороша  собой, прекрасно одевается; она образованна  или умело  прикидывается такой; ездит верхом  (ибо ваш муж, который уже давно  отказался  от конного спорта, стал  говорить: "Доктор советует мне увеличить физическую  нагрузку, и  мне опять   захотелось  поездить  верхом").   Она,   как  видно,  живёт   возле Люксембургского  дворца:  то  и  дело  обнаруживалось,  что  какие-то  самые неправдоподобные  дела  вынуждали  вашего  супруга  попадать  именно в этот квартал.  А затем однажды, на обеде у ваших друзей, вы её увидели. О! Вам не понадобилось ни особых усилий,  ни проницательности, чтобы узнать её.  Увы!

Довольно  было  понаблюдать  за  выражением лица  вашего мужа. Он ласкал  её взором.  Он старался разговаривать  с  нею как  можно меньше, но  они  будто  невзначай обменивались то едва заметным кивком, то  едва  уловимой улыбкой, думая,  что никто этого не  видит,  вы  же с болью замечали всё это. Хозяйка  дома сообщила вам, что Другая сама захотела с вами встретиться.

-- С чего бы это?

-- Не  знаю...  она  много слышала о вас...  И ей до  смерти  хотелось

познакомиться с вами.

 

По деланно равнодушному тону вашей собеседницы вы поняли, что она тоже знает. Вы были  одновременно поражены, огорчены и озадачены, и прежде всего потому, что  эта  женщина позволила  себе покуситься на вашего собственного мужа.  Не  отдавая  себе  в  том  отчёта,  вы  уже  давно  считали,  что  он принадлежит вам одной, что он стал  частью вас самой. В ваших глазах он уже  больше не был свободным человеком, как другие, нет, он сделался как бы вашей плотью. И потому Другая имела больше права отобрать его  у вас, чем отрубить вам руку или похитить у вас обручальное кольцо.

 

Вас озадачило также то, что  Другая  одновременно  и походила на образ, мысленно созданный вами, и оказалась иной. И впрямь, довольно было послушать её, чтобы сразу  распознать источник новых  мыслей, новых устремлений и даже новых словечек вашего мужа.  Она говорила о  лошадях, о  скачках, цитировала авторов  книг, к которым у вашего супруга  с  недавних  пор пробудился столь необычный для него интерес. Но вы нашли, что  она  не более молода и, говоря откровенно, не более хороша собой, чем вы. Пожалуй, у неё был красивый лоб, выразительные   глаза.  И  только.  Рот  её  показался  вам   чувственным  и вульгарным. Речь её была оживлённой, но не яркой и скоро вам наскучила.

"Да что он в ней такого нашёл?" -- в недоумении спрашивали вы себя.

Возвратившись к себе, вы сразу же накинулись на мужа:

 -- Что это за супружеская пара? Откуда ты их знаешь?

 -- Деловые  отношения, -- промямлил  он и  постарался переменить  тему

разговора. Но вы твёрдо решили донять его.

 -- Я  не нахожу  эту  женщину  слишком приятной.  Судя  по  всему,  она донельзя довольна собой, но, говоря по правде, без особых на то оснований.     Он попробовал было сдержаться, но его увлечение было так сильно, что он стал вам перечить.

 -- Я  держусь иного  мнения,  чем ты, --  ответил он, стараясь принять безразличный вид, -- она красива, и в ней много очарования.

 -- Красива! Ты, видно, не разглядел, какой у неё рот!

В ярости он пожал плечами и ответил с некоторым самодовольством:

 -- Напротив, я очень хорошо разглядел, какой у неё  рот!

 

В отчаянии вы продолжали сокрушать (так вы думали)  Соперницу. И муж и вы  заснули только в два часа ночи после изнурительной и тягостной сцены. На следующее утро он был подчёркнуто холоден с вами и сказал:

 -- Я не буду обедать дома.

 -- Почему?

 -- Потому что я не буду обедать дома.  И дело с концом.  Хозяин  я  ещё самому себе или нет?

 

     Тогда  вы  поняли,  что  допустили накануне ужасную ошибку. Влюблённого мужчину не  оторвать от его избранницы, плохо о ней отзываясь. Она  кажется ему очаровательной; если вы скажете ему, что это не так, он решит, что не он обманывается, а вы не умеете смотреть правде в глаза, а главное -- не хотите этого делать, ибо чертовски ревнивы.  Мы ещё об этом потолкуем. Прощайте.

 

Письмо второе

Вы  женщина  умная  и  вполне  оценили  опасность.   О!  Вашим   первым побуждением было  сделать их жизнь  невыносимой. Самой  ли начать слежку  за мужем или предоставить это кому-то другому? У неё тоже есть супруг, который, вероятно,  ничего не подозревает. Чего проще: надо поселить  в нем тревогу и заставить  его  следить  за нею? Но,  оставшись в  одиночестве,  вы  надолго погрузились в горестные размышления.      "Да, у  меня  есть все основания для ревности,  и  я могу  отравить  им жизнь. Но чего я этим добьюсь? В глазах мужа я окажусь тем, чем уже была для него  накануне вечером: досадной помехой, докукой, пожалуй, даже мегерой. До сих  пор вопреки всему  его связывали  со  мной воспоминания, привычки и --

думаю -- неподдельное  чувство. Он ощущал свою вину  передо мной, сам страдал от того, что страдаю  я, v пытался ласковым обращением частично  вознаградил меня за то, что собирался лишить меня любви.

 

Собирался?..  Только  собирался?.  Ничто ещё не  доказывает, что он не устоял.  Женщина  эта, как видно, ж слишком свободна; он и того меньше. Быть может они ограничиваются пока прогулками, беседами  в  баре... Если я рассержу его, дам ему почувствовать, чтс он мой  пленник, он,  чего доброго,  решится уйти от  меня.  Если и она ступит  на ту же стезю, кто  знает, как  далеко они зайдут. Может быть, у нас и не дойдёт до  разрыва, а, действуя неосторожно, я сама же разрушу нашу семью, в то время как, проявив немного терпения..."

 

Но тут от нового приступа ярости у вас заколотилось сердце. "И все  же до чего это  несправедливо! Я безоглядно отдала ему всю жизнь. После свадьбы я  ни  разу  не  взглянула  на  других мужчин.  Все они казались  мне какими-то ненастоящими. Они интересовала меня  постольку, поскольку могли быть полезны моему  мужу... Была ли я права? Не внушила ли я ему  тем  самым чувство слишком уж полного спокойствия на мой счёт?.. Приятельницы часто предупреждали меня:      "Остерегайся... Мужчины должны испытывать волнение и любопытство. Если ты перестанешь быть  для мужа тайной, он начнёт искать её в другом месте..."

 

А меж  тем мне было  просто,  мне и сейчас  ещё так просто  пробудить  в нем ревность...  Не  совершая  ничего дурного... Просто с  меньшим равнодушием относиться к нежным признаниям других мужчин. Некоторые  его друзья искали и всё ещё ищут случая  поухаживать  за мной. "Можно зайти к  вам вечерком?" --спрашивают  они. -- "Могу  ли  я  сводить вас  в театр, пока Жак  в  деловой поездке?"  Я  всегда  отказывалась, раз  и  навсегда  решив  неукоснительно соблюдать мужу верность. А если бы я принимала их ухаживания,  если бы он  в свой  черёд слегка помучился, разве это не напомнило бы ему, что и его  жена вызывает интерес у других мужчин, что и она может нравиться?"

 

У вас достало благоразумия отбросить  этот план. Он был нелеп и опасен. Нелеп, ибо нельзя неволить собственную натуру. Как бы ни был он виноват, вы любили  мужа,  а  его друзья, стоило  позволить им  больше  свободы, быстро вызвали  бы  у  вас омерзение. Опасен,  так  как  нельзя предугадать реакцию вашего супруга. Огорчится ли он, будет ли раскаиваться, если у него появятся основания опасаться вашего увлечения? Как знать? Не получится ли наоборот? Будучи без ума от  Другой, он подумает: "Тем хуже для моей жены! До сих пор я её  щадил. Но коль скоро она сама не старается спасти нашу  семью, незачем церемониться. Освободим друг друга".

 

Кокетство --  оружие  обоюдоострое.  Оно ранит ту, которая, взявшись за него, совершит неловкое движение. Вы поняли  это. "Но как же поступить?" --ломали вы  себе  голову,  обедая  в  одиночестве  и  по-прежнему предаваясь горестным раздумьям.

 

"Обедают ли они  сейчас вместе? О чем  они говорят? Рассказывает ли он ей о той сцене, что  я ему вчера закатила, и -- по контрасту со мной, с теми воплями,  которые я, не  помня себя, испускала, -- не  кажется  ли  она  ему прибежищем, где царят покой, нежность, счастье?.. Я наговорила о ней столько дурного, всё, что думала; наедине же с самой собой надо признать, что в моих словах  не  было  ни объективности, ни справедливости. Я судила о  ней  как соперница, а не  как здравомыслящая женщина. Постараюсь разобраться... Если бы я не считала эту женщину врагом, способным погубить моё счастье, что бы я о ней думала?"

 

И тогда  вы совершили героическое  усилие, чтобы взять  себя  в руки  и взглянуть фактам в  лицо; вечером, вернувшись домой, ваш муж с  изумлением --и облегчением -- нашёл вас совершенно спокойной. Вы не задали ему ни одного вопроса. Он сам,  по собственной воле, с трогательной неловкостью признался, что совершенно случайно встретил Другую  на выставке картин.  Вы  не стали спрашивать,  каким чудом  он,  всегда  столь  далёкий  от  изящных искусств, оказался  на  выставке.  Напротив,  вы   сказали,   что,  коль  скоро   эта супружеская  пара ему  так мила, было  бы очень славно  пригласить и мужа и жену к обеду или к ужину. Он был поражён и даже стал возражать.

 

  -- Ты так считаешь? -- усомнился он. -- Но её муж  такой скучный!  Она, конечно,  женщина приятная, однако  совсем другого склада, чем ты. Ведь она тебе не понравилась. Мне не хотелось бы навязывать тебе её общество.     Вы  начали убеждать его, что  он ошибается: накануне вечером усталость вызвала у вас  раздражение,  но,  в  сущности,  вы ничего не  имеете  против Другой,  наоборот;  после  упорной  борьбы  вы  одержали верх,  настояв  на приглашении. То  был вдвойне ловкий шаг. Вводя эту супружескую чету к себе в дом,  вы  резонно полагали,  что лишите  Соперницу  притягательности тайны, прелести   запретного   плода.  А  главное,  вы  хотели  вновь  увидеть  её, присмотреться к ней и попытаться понять, чем же именно она привлекает вашего мужа.

 

Письмо третье

Итак, Другая  пришла к вам в гости;  вы приняли её  весьма любезно, как следует рассмотрели, внимательно выслушали,  стараясь оценить  её  так, как оценил  бы  посторонний  или  влюблённый  в  неё  человек.  Испытание   было мучительным,   но   полезным.  Вы  подметили  множество  чёрточек,   которые ускользнули от  вас при первой встрече. После  её  ухода,  в  ночной тишине, когда ваш муж уже спал, вы подвели итог вечеру.

 

"Она не более хороша собой, чем я, но умело пользуется своей красотой.У неё  прекрасный вкус.  Её бежевое  шерстяное платье, красный поясок, берет -- все тщательно  изучено, искусно подогнано, безупречно... Может быть, дело в деньгах? Нет, и платье и берет не из дорогого магазина. Просто они выбраны с любовью.  Сразу видно, что она стремится  превратить  себя в произведение искусства. Будем откровенны: в большой мере она в этом преуспела.

 

И вот ещё  что: я начинаю понимать, чем же она так привлекает Жака. Сама я застенчива и молчалива. Кроме  тех  минут, когда я испытываю  сильный гнев или огромное счастье -- тогда я сама на себя не похожа,  -- я редко выражаю свои чувства. Это не моя вина. Так уж меня воспитали родители, люди суровые. Вид  у  меня  всегда чопорный,  да  так  оно  и  есть.  Другая  же  --  сама естественность.  Мой  муж  привёл  при  ней  слова  Стендаля  (Жак  цитирует Стендаля!  Это меня пугает...  хотя  и выглядит смешно!):  "Я  так люблю всё естественное,  что  останавливаюсь на улице  поглядеть,  как  собака  гложет кость". Она проговорила: "Метко сказано!" Сама она ест и пьёт с нескрываемым удовольствием.  Очень красочно говорит  о  цветах и фруктах. Чувственность можно, оказывается,  выражать с  большим изяществом. Я это поняла,  глядя на Другую. Она  прекрасная рассказчица, никогда не даёт угаснуть  беседе, я же, напротив, всё время думаю, что бы такое сказать".

 

Когда  вы вновь остались в одиночестве, вы долго плакали. Теперь уже не от ненависти и даже не от ревности. А от  сознания собственного  ничтожества. Вам вдруг пришло в голову, что вы совсем недостойны вашего мужа: "Он увлёкся более  яркой и привлекательной женщиной; разве  это  преступление?"  Вы так устроены, что слезы обычно знаменуют  происходящий  в вашей  душе перелом  к лучшему.  Вы  справились  с собой и вытерли  глаза.  У  вас  созрело решение сразиться  с  Другой её собственным  оружием. Она весела?  Вы  тоже станете весёлой.  Она  пленяет  своей  речью?  Вы  попробуете   сделать  вашу  более содержательной, читая, чаще видясь с интересными людьми. Она  водила вашего супруга  на  выставки  картин  и кинофильмы? Разве  это  не по  силам  любой женщине, и особенно вам?

 

Вы надолго сохраните  ужасное  воспоминание  о  том  периоде,  который последовал за принятием этого  решения. Поскольку Другая  восторжествовала, вы  решили  стать  такой, как  она.  О!  Вы старались  целых три  месяца  и причинили себе столько хлопот!  Вкладывая в свои старания всю душу,  вы были достойны  успеха! Но каким это кончилось  провалом!  Вы отважно  сыграли героическую комедию. Прикидывались беззаботной,  когда сердце разрывалось от отчаяния. Без устали придумывали развлечения на субботние и воскресные дни,чтобы угодить мужу. Сначала он лишь взирал на вас с удивлением. "Что  это на тебя нашло?  --  говорил он. -- Ты  с ума сошла!  Я так рад,  что  хотя бы в воскресенье  могу  спокойно  отдохнуть,  а ты заставляешь  меня  бегать  по музеям!  Нет уж,  спасибо!"  В  другой раз  он  сказал: "Ты  превратилась  в настоящую  трещотку.  Тебя  невозможно  остановить,  болтаешь,  болтаешь без умолку. Право, ты утомляешь меня".

 

А сколько  было пролито  слез в тот  день,  когда,  старательно  выбрав английский  костюм,  который, как вы  полагали, одобрила  бы  Другая,  вы  с гордостью показались в нем мужу.  Сперва он  ничего не заметил.  Наконец  вы спросили:

 -- Жак, ты ничего не говоришь... Как тебе мой костюм?

 -- Ну, костюм хоть куда! -- ответил он. В эту минуту вы решили, что всё потеряно.  Оставалось прекратить  борьбу и признать победу  Другой.  Пример одной  из ваших подруг,  назовём  её Третьей, принёс  вам  спасение, раскрыв глаза на собственные ошибки.

 

Вы были знакомы с Анабеллой  с детства.  Уже  в  те  давние  годы она удивляла полным отсутствием  характера. В общем,  неплохая девочка, пожалуй, слишком  добрая, она легко поддавалась влиянию  окружающих. И  в  частности, вашему. Было время, когда Анабелла старалась походить на вас, подражая вашим причёскам и  списывая у  вас домашние задания. Позднее вы встретились вновь -- она по-прежнему была готова плясать  под дудку первого встречного. Видела ли она,  что её  друзья в восторге от какой-нибудь блондинки, она тут  же шла краситься.  Замечала  ли,  что  у  модной  кинозвезды  короткий,  мастерски изваянный  резцом  божественного зодчего нос,  её тут же охватывало желание иметь в точности такой же, и она мчалась к хирургу-косметологу. Случай вновь столкнул  её с вами в  самую трудную для вас  минуту.  Вы  увидели, до какой степени и точёный нос,  и серебристая прядь,  и наигранная весёлость портили эту горемыку. Вы точно прозрели.

 

"Надо  быть  не просто  естественной,  а естественной на  свой лад", --сказали вы себе.   С  этого  дня  вы  отказались  от  намерения уподобляться  Другой.  Вы попробовали сделать её своей приятельницей.  И без труда добились этого. Не подозревая о том, вы обладали в  её глазах  большим авторитетом.  Ваш муж, оказывается, говорил ей о вас  много хорошего; он ценил вас больше,  чем  вы полагали. И потому стоило вам поманить Другую, как она пришла. Это привело к курьёзным переменам.

 

Возвращаясь со службы и  заставая Другую у себя дома,  ваш муж привыкал видеть в  ней уже не  героиню  романа,  но  что-то  вроде предмета домашнего обихода. Сперва,  эта  неожиданная дружба забавляла его.  Ему казалось, что он царит  над вами  обеими. Но очень скоро  близость между вами и Другой  стала более тесной, чем между ним и ею. Две женщины гораздо быстрее найдут общий язык. Другая была болтлива  и потому совершила оплошность. Она не удержалась и рассказала вам, что именно порицает в вашем супруге, прибавив, что придаёт гораздо большее значение дружбе с вами, нежели его мимолётной прихоти. У вас достало  благоразумия не пересказывать вашему Жаку её слова -- они причинили бы  ему боль  и  задели  бы   самолюбие.  Это  было  бы  уже   не  только предосудительным поступком, но и тактической ошибкой.

 

Он бы вам не поверил,поплакался бы Другой, а она бы с пеной у рта ото всего отпёрлась.     Вы терпеливо дожидались, пока созреют новые отношения. Лишь в одном вы послушались  советов  Другой  и воспользовались  её опытом.  Она  дала  вам нужные адреса,  сказала,  у  кого одеваться  и причёсываться.  И тут  уж вы постарались не подражать ей, а найти свой собственный стиль. Вами, как и ею,руководило стремление  к совершенству.  И  вы обрели  своё совершенство.  С неописуемым  счастьем вы заметили, что глаза  вашего мужа  с  удовольствием останавливаются на вас,  и что он на людях гордится вами.

 

С  героическим упорством  вы продолжали  приглашать и удерживать подле себя  Другую.  Следовало окончательно  подорвать  её престиж. Это  не заняло много времени. Она исчерпала  свои  рассказы, начала повторяться. Продолжала ли  она  встречаться наедине с  вашим мужем? Маловероятно, ибо он больше  не лгал, рассказывая о том, как провёл день. Ваш триумф оказался блистательным, хотя  и  тайным: однажды,  когда   вы  предложили  мужу  втроём  совершить туристическую поездку в автомобиле, ваша борьба  завершилась окончательной победой. Вы втайне ликовали. Муж с раздражением воскликнул:

 -- Ну  нет!..  Снова  эта  женщина!..  Не  понимаю,  что ты так  с  ней носишься!

 -- Разве ты сам не находил её приятной?

 -- Приятной, -- пробурчал он, -- приятной... Можно любить хорошее вино,но зачем постоянно прополаскивать  им рот... А потом, по правде  говоря, мне гораздо больше по душе быть с тобой вдвоём.

 

После этого  Другая постепенно исчезла из  вашей  жизни. Встречи  стали реже. Промежутки между ними удлинились. Другая сделалась всего лишь  тенью. А потом и вовсе перестала существовать.

Ваш семейный очаг был спасён. Прощайте.

Из книги Моруа Андрэ.  Байрон.  Письма  незнакомке.  Открытое письмо      молодому  человеку о науке жить. Издательство "Олимп": Москва, 


Комментарии к статье:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем


Архив новостей

Декабрь 2017 (4)
Ноябрь 2017 (4)
Октябрь 2017 (10)
Сентябрь 2017 (3)
Август 2017 (15)
Июнь 2017 (13)

Сейчас на сайте

Юзеры (0):
Гости (8):
Боты (2):
Всего на сайте: 10